Исследования

Состояние науки в России

Общее состояние науки

В целом наблюдается дисбаланс между государственными ресурсами, направляемыми на создание знаний, и наблюдаемыми результатами в сфере инноваций.

Причина столь пагубной и затяжной неэффективности НИС (национальной инновационной системы) кроется не только в последствиях ломки советской модели. Она лежит в неэффективности госполитики в области инноваций и науки.

«Русский парадокс»: сочетание централистских традиций с фрагментарностью принятия решений на уровне правительства, министерств, ведомств и госкорпораций, координация действий которых весьма слабая.

 

  • Плюс: Множество экспертов по науке и инновациям.
  • Минус: они не совсем вовлечены и не имеют доступа ко всей необходимой информации, включая статистику.
  • Итог: для всех участников инновационного процесса развитие остаётся существенно затруднённым.

Отраслевая наука как феномен разделения науки и производства, возможно, является важнейшим наследием советской эпохи и, несомненно, «слабым звеном». Акционирование части отраслевых НИИ и КБ не привело к значительному снижению их зависимости от государства. Большинство сотрудников отраслевых центров – инженеры, и они заняты экспериментальными разработками, в то время как очевидно, данный тип деятельности лучше всего осуществляется внутри промышленных предприятий.

Отсутствие спроса со стороны таких предприятий на разработки отраслевой науки ведёт к её замыканию на режиме «технологического продвижения» вместо ориентации на спрос. Модель продвижения работает только в ситуации гарантированного спроса – на рынках с высокой степенью регулирования или когда заказчик – государство. Отсюда успехи в атомной энергетике и космосе и неудачи в большинстве остальных областей

«Очевидным решением проблем» могла бы стать интеграция многих независимых отраслевых НИИ в промышленность. Но в целом ряде случаев слияние уже не нужно: потенциал «существенно деградировал … пройдя точку невозврата». Остальные центры всего лишь «намного отстали от современного уровня знаний».  В итоге для государства они «в большей степени обязательство, чем актив».

Сотни некачественных отраслевых институтов продолжают пользоваться государственным финансированием и в определённой степени освобождены от оценки в виде компенсации за низкий уровень их финансирования. Рекомендация OECD: Закрытие, реструктуризация или полное акционирование высвободили бы ресурсы, используемые вхолостую.

Российская Академия наук долгое время подвергается критике. «Когда подобная критика делает из РАН козла отпущения за все проблемы НИС России, то она, конечно, является излишней», но «трудно составить более сбалансированное и объективное представление, если никогда не было тщательной и систематической оценки РАН и сети её институтов» (из доклада OECD).

Институты РАН смешивают реальную цель с большим количеством инициативы.

Госакадемиям надо совершенствование мониторинга и оценки эффективности и выделение большей доли средств по их результатам, а не по числу ставок.

В целом для российской инновационной системы и особенно её научной части характерно «сочетание коренных преобразований и устойчивости некоторых институциональных механизмов и умонастроений из прошлого», что отличает Россию от «любой другой развивающейся экономики, включая Китай».

Результатом в науке стало «чрезвычайно разнородное множество государственных организаций, в которых хорошо оборудованные исследовательские коллективы мирового класса, работающие над приоритетными национальными проектами, сосуществуют – иногда под одной крышей – с другими коллективами с неясными задачами, работающими в режиме выживания.

Исторически основным драйвером инновационной политики служит Минобрнауки России, но его контроль над соответствующими ресурсами и его влияние на некоторых ключевых игроков (например, «Сколково», «Роснано») слишком ограничены даже для обеспечения координации исследований и разработок. Тем не менее его огромная заслуга в том, что оно служит “инкубатором” того, что теперь воплощается в виде полноценной российской инновационной политики. Плюс: переход от «размазывания денег тонким слоем» к приоритетам типа нанотехнологий.

Концентрация на приоритетах хороша, но её эффективность подрывается, т.к. одной из основных слабостей процесса принятия и координации политических решений в России является отсутствие прозрачности и недостаточное участие тех факторов, которые важны для процветания страны, но не входят во влиятельные неформальные сети, связывающие высших государственных чиновников, крупный бизнес и мощное научное лобби (OECD).

В преодолении этого недостатка положительную роль могут сыграть техплатформы (OECD).

 

ФИНАНСИРОВАНИЕ

Общие расходы на R&D в России в 1998–2008 годах в постоянных ценах практически удвоились. Такой рост – один из самых быстрых в мире. Однако достичь уровня расходов 1990 года до сих пор не получалось, в 2008 году на науку потрачено более чем в 2 раза меньше, чем до распада СССР.

  • Инвестиции в науку (доля от ВВП, идущая на R&D):
Времена СССР3-3,5%, в некоторые периоды до 7%). В период «застоя» страна имела выдающиеся достижения в целом ряде отраслей.
1991 г.1,43%
1992-1996 гг.0,3-0,5% от ВВП. Затраты на фундаментальные исследования
в АН России упали в 10 раз.
1997 г.2,88%
2002 г.1,55%
2008 г.1,03%
  • Федеральный закон «О науке» (с 1996 г.): на финансирование науки должно направляться не менее 4% госбюджета.
  • По общим объёмам инвестиций в науку Россия в 2 раза отстаёт от Франции и в 6 раз – от Японии, если считать по паритету покупательной способности (ППС).
  • Показатели 2004 г. (Путин В.В., заседание Госсовета):
    • Финансирование науки сократилось в 10 раз и стало в 200 раз ниже, чем в США,
      (2006 г.: США – $338 млрд., Китай – $136 млрд., Япония $ 129 млрд., Германия $61,2 млрд., Россия – $1,7 млрд.).
    • число научных сотрудников сократилось втрое, за последние 5 лет – на 800 тысяч,
    • средний возраст работающих в науке достиг 56 лет.
    • В 2005 г. на всю гражданскую науку в России было выделено 56 млрд. рублей ($2 млрд.). РАН (450 институтов) получила третью часть меньше, чем в США выделяется одному университету.
    • В 2005–2008 годах расходы федерального бюджета на гражданскую науку выросли на треть, причём 40% бюджетных денег тратилось на фундаментальную науку. Значительно выросли и конкурсные ассигнования через целевые программы.
    • В результате увеличились зарплаты занятых в R&D: в 2008 г. они стали на 8,5% выше, чем по стране в целом. Однако объёмы финансирования, приходящиеся на одного исследователя, по-прежнему в несколько раз ниже, чем в более развитых странах.
    • Улучшения структуры финансирования за последние годы практически не произошло. Спрос на R&D в основном идёт от государства, которое и оплачивает исследования и разработки (65 процентов общих расходов на науку в 2008 году). При этом основную сумму этих средств осваивают в предпринимательском, а не академическом секторе (то есть в бывшей отраслевой науке с её КБ и ВНИИ).

 

КАДРЫ

В 2008 году в России было 761,3 тыс. человек, занятых в секторе R&D, это 1,3% от всей рабочей силы. Половина из занятых – исследователи, причём более чем у 70% из них нет научных степеней. По числу исследователей Россия отстаёт только от США, Японии и Китая.

  • Число научных сотрудников постоянно уменьшается из-за снижения финансирования и потери престижности науки,
  • 1990 г.: 1227,4 тыс. научных работников, 1998 г.: 492,4 тыс., 2005 г.: общая численность работающих в научных организациях РАН 113,6 тыс., из них научных работников – 55,9 тыс. чел.
  • 2005 г.: Средний возраст докторов наук 60,8 лет, кандидатов наук 50 лет, академиков 72,2 года, членов-корреспондентов 65,7 лет. Средний возраст российского ученого – 55-60 лет (в развитых странах этот показатель равен 45 годам), академика около 70 лет.
  • В 2002–2008 годах наблюдался устойчивый рост численности двух возрастных групп: до 30 лет (+18%) и старше 69 лет (в 2 раза). Группа 40–49 лет, напротив, сократилась на 58%. 40% всех исследователей уже переступили порог пенсионного возраста. Средний возраст исследователей в 2008 году был на 9 лет выше, чем занятых по экономике в целом.

 

ВУЗОВСКИЙ СЕКТОР

  • Система учреждений высшего образования расширяется. На 2008 год в стране было 1,134 вуза, 660 из них – государственные. 53% из них «университеты», 25% – «академии» и 22% – «институты». Доля людей с высшим образованием постепенно растёт: 16% в 2002 г. против 11,3% в 1989 г.
  • Структура обучения студентов: 4,5% естественные и точные науки, 18,6% студентов – будущие инженеры, 32,5% студентов обучаются на экономистов и менеджеров.
  • Заметно выросла квалификация преподавателей: на начало 2009 г. число докторов наук в системе высшего образования (вместе с совместителями) достигло 42,1 тыс., или 12,3% профессорско-преподавательского состава
  • В 2008 году аспирантуры существовали в 1529 организациях, 718 из них – вузы, остальные – НИИ. При этом за 2000–2008 годы доля успешно защитившихся в срок аспирантов в НИИ упала с 23% до 15% (30% → 26% по стране в целом).
  • Характеристики российской аспирантуры:
    • Падающие стандарты качества диссертаций;
    • Чрезмерная формализация при недостатке объективного peer-review,
    • Низкая прозрачность диссертационных советов в ряде вузов и НИИ.
    • Вузовская наука, по данным статистики, единственная из секторов продемонстрировала заметный рост числа исследователей. Отчасти это результат стимулирующей политики государства, его поддержки группы ведущих вузов. Это здоровое начинание сближает образование и науку и привносит элемент конкуренции с академиями наук, что должно повысить качество и эффективность исследований в России» (OECD).
    • Состояние системы подготовки научных кадров не сочетается с установками властей на инновационное развитие страны (ВШЭ).
    • Активные в научном отношении вузы остаются слабо интегрированными в НИИ госакадемий, что подразумевает упущенные возможности развития, отсутствие взаимного дополнения (OECD).
    • Следует оценить имеющийся передовой российский опыт взаимодействия РАН и вузов, а затем воспроизвести лучшие работающие модели. Предлагается также использовать опыт Франции и Кореи (OECD).

 

ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО СЕКТОРА R&D

Недостаточная поддержка исследований в вузах

  • На вузы приходится лишь 6,7% расходов на R&D и 7,7% от всех российских исследователей
  • Лишь один из трёх университетов (или вузов) осуществляет НИОКР; в 1995 году их было более 50%.
  • Расширение поддержки вузовской науки стало ключевым приоритетом государственной научной политики в последние годы:
    • В рамках нацпроекта «Образование» 57 отобранных по конкурсу так называемых «инновационных вузов» получили по $30 млн на свои программы развития.
    • Затем соизмеримые средства были выделены 29 «национальным инновационным университетам».
    • Дополнительно широкие слои учёных и учащихся смогли выиграть в открытых конкурсах проектное финансирование в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры».

Противоречия государственной политики

  • Несмотря на наблюдающиеся позитивные изменения, российская наука всё ещё в значительной мере организована по советской модели:
  • Хотя структура сети R&D остаётся в целом неизменной, организации, занятые исследованиями и разработками, чувствительны к уровню спроса. В 2000–2005 годах их число снизилось на 13%, а в 2005–2007 – выросло на 11%.
  • размер сектора довольно велик, учитывая его продуктивность. Сохраняется вертикальное руководство и государственное финансирование. Эти черты непригодны для рыночной экономики;
  • наблюдается «поразительный дисбаланс» между продуктивностью R&D и растущими объёмами выделяемых на это финансовых ресурсов;
  • структурные индикаторы свидетельствуют, что институциональная модель организации науки и технологий создаёт массу барьеров между R&D, промышленностью и образованием. Однако сектор не сможет сам инициировать диктуемые жизнью реформы до тех пор, «пока он находится под правительственным ярмом».

 

ПРОДУКТИВНОСТЬ СЕКТОРА R&D

  • Публикации
    • Недостатки конфигурации исследовательского сектора выливаются в его низкую продуктивность. В 2008 году российские авторы опубликовали 27,300 научных статей в журналах базы Web of Science, заняв 14 место в мире. В 1980 году СССР был по этому показателю на третьем месте.
    • наиболее авторитетная международная база данных ISI Web of Knowledge, в которой учитываются публикации более чем в 10 тысячах наиболее известных научных журналах мира;
    • независимо от политического строя, культурных особенностей, места на карте и размера территории действует единая закономерность: страны, в которых происходит быстрое экономическое и научно-техническое развитие, демонстрируют ускоренный (по отношению к наиболее развитым странам мира) рост числа научных статей. Даже в странах, не претендующих на технологическое лидерство, с неизбежностью развивается “публикабельная” наука – она необходима им, чтобы обеспечить подготовку квалифицированных кадров, способных если не развивать, то хотя бы уметь воспринимать современные технологии. В России ситуация не такая – число публикаций растет медленнее, чем в развитых странах.
  • Патенты
    • Несмотря на довольно значительную патентную активность (около 42 тысяч патентов в год, 6 место в мире), число лицензионных соглашений остаётся низким: всего 5–6% от годового числа новых патентов. Это объясняется и низким спросом предприятий, и низкой конкурентоспособностью российских разработок, особенно в гражданской сфере.
  • Экспорт высокотехнологичной продукции
    • Из России – около $800 млн.
    • Для сравнения: Венгрия ($2,5 млрд) и США ($85,9 млрд).
  • Доля предприятий, внедряющих инновации, в РФ составляет 9–10%, в Венгрии – 20%, а в ФРГ – 63%.
  • Другие проблемы: форсайтные исследования, оценка эффективности научных организаций, интеллектуальная собственность, РВК и «Роснано», налоговые льготы.

 

ЗАРПЛАТА

  • Зарплата (2004 г.): м.н.с. ~ 1500 2000 руб. зав.лаб., профессор, гл.н.с. ~ 5000 руб, доктор наук 3 500 рублей, пенсия 2000-2500 рублей. Нобелевский лауреат академик Виталий Гинзбург как научный сотрудник получает 2700 рублей. Средняя зарплата в РАН 3-4 тысячи руб.
  • В Бразилии, где ВВП на душу населения значительно ниже российского, средняя зарплата научных работников составляет более $2000.
  • Надбавки (конец 2005 г.): В Москве профессорам доплачивают надбавку от Лужкова 8 тыс. руб. За звание академика РАМН 14000, членкора 7000.

 

Проблемы с точки зрения учёных (из Открытого письма):

  • Фундаментальная науке: Невнимание. Непонимание правящими кругами роли фундаментальных научных исследований («бесполезность»). Акцент только на конкретных прикладных разработках. Денежные вливания только в инновационный сектор: «научные исследования, направленные на получение новых знаний, являются чем-то вроде роскоши, которую могут позволить себе лишь богатые страны».
    • Многие страны, не имевшие сильной фундаментальной науки, по мере развития промышленности столкнулись с необходимостью развивать её ускоренными темпами: так было в Японии, Финляндии, Южной Корее, теперь в Китае.
  • «некоторые чиновники и депутаты считают, что публикация результатов исследований в научных журналах едва ли не вредна, поскольку опубликованными результатами российских ученых воспользуются скорее иностранные, а не российские компании»;
  • Недостаточное финансирование,
  • «В науке делать упор на непосредственную практическую пользу или выделять жёсткие приоритеты недальновидно: области науки, которые кажутся очень далёкими от практических нужд, иногда быстро становятся критическими для самого существования страны. Яркий пример – ядерная физика, которая в 1930-е годы критиковалась в СССР за “отрыв от практических нужд народного хозяйства”, но уже в 1940-ых годах обеспечила успех атомного проекта, наиболее важного для страны проекта тех лет».
  • «В условиях существования глобального рынка научного труда серьёзное отличие в уровне оплаты труда от развитых стран неизбежно приведёт к оттоку значительной части талантливых молодых учёных за пределы страны».
  • «Невнимание к фундаментальной науке и недооценка важности независимой и квалифицированной научной экспертизы неизбежно приводит к профанации и растранжириванию средств». Развитие бурной активности деятелей, желание высоких руководителей привлечь внимание напрямую, избегая серьёзной научной экспертизы, приводит производству продуктов среднего класса или лжепроектам.
  • «Непродуманность государственной политики в научной сфере»:
    • Решения системного характера, сопровождающиеся выделением крупных средств, принимаются без должной проработки.
    • Доказавшие свою эффективность системные механизмы подменяются временными мерами.
    • Довольно много консультативных советов по вопросам науки и образования, в этих советах не так уж много активно работающих учёных. Поэтому такие советы не в состоянии адекватно выражать мнение научного сообщества и не могут препятствовать принятию недостаточно проработанных решений. В тех случаях, когда в рамках общественно-государственных органов действительно ведется серьезная работа по подготовке предложений по выводу научно-образовательной сферы из кризиса, эти рекомендации игнорируются. Так, были проигнорированы предложения, высказанные в подготовленном в конце 2007 г. аналитическом докладе Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию.
    • Негодная реализация принятых решений. Неумение последовательно решать накопившиеся рутинные вопросы. О принятых ранее решениях быстро забывают, не обеспечивая их нормального выполнения
    • Пример: ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России». Игнорирование и пренебрежение мнением научной общественности: Из-за того, что не были внесены все требуемые изменения в законодательство, регулирующего проведение конкурсов в рамках ФЦП, – о необходимости которых давно говорит научная общественность – данная Программа работает год от года всё менее эффективно (см. приложение 3).
    • Множество, иногда миллиардные ассигнования выделяются фактически “под идею”, без тщательной проработки концепции и её широкого обсуждения. Трудно рассчитывать, что такие решения будут приводить к желаемому результату. Яркий пример непродуманного проекта в научной области: создание Национального исследовательского центра на базе “Курчатовского института”.
    • Основной причиной непоследовательности действий и непроработанности решений является безответственность чиновников. Никто не несёт ответственности за то, что предложенные меры не дают результатов в результате их непродуманности или негодной реализации.
    • Игнорирование неудобных фактов: В структурах управления наукой и образованием, а также в консультативных советах при них, на протяжении многих лет решающую роль играют одни и те же люди, которые одобряли принимаемые решения. Возникает своего рода круговая порука, когда никто не заинтересован в нелицеприятной оценке.
    • При выработке государственной политики мнение научного сообщества практически не учитывается. Решения принимаются за закрытыми дверями в узком кругу чиновников и научных администраторов.
    • Предложения:
      • Увеличить долю ведущих научных фондов – наиболее эффективных конкурсных механизмов распределения бюджетных средств в сфере гражданской науки (см. приложение 2) – в финансирования гражданских исследований и разработок. Происходит обратное – доля фондов в последние годы серьёзно сокращена.

 

Другая проблематика науки

  • в составе российских академических институтов 60% работников кадровый балласт, лишь 40% ученых занимаются серьезной научной работой. Из них 23% находят своим проектам практическое применение. Остальные 17% молодые специалисты, которые являются помощниками крупных ученых,
  • основная часть оборудования старше 20 лет.
  • Качество науки:
    • Вклад России в мировую науку с начала 90-х сократился в 15 раз и к 2007 г. составлял 3.75%.
    • Деградация науки. Производство «интеллектуального мусора»: огромное число опубликованных работ, рост их числа, но по числу цитируемости в расчёте на одну статью в середине 2000-х Россия занимала 120-е место среди 145 стран
    • Россия лишается научно-технической информации:
      • Бывшая библиотека имени Ленина утратила своё значение в качестве научного центра, когда она была доступна для научных работников и имела почти все зарубежные журналы. Перестали издаваться реферативные журналы, с помощью которых в СССР распространялась информация по всей России. Резко сократилось финансирование библиотек России. Если в 1990 г. Централизованная библиотечная система библиотек естественных наук (ЦБС БЕН) РАН подписывала за валюту 2847 наименований зарубежных научных журналов, то в 1999 г. только 209 наименований [114]. Доступ к международным научным изданиям всегда был головной болью для советских и российских ученых. Практически отсутствуют иностранные журналы.
    • Нет спроса на научные разработки:
      • За годы «реформ» в России почти уничтожен главный потребитель научных разработок наукоёмкая промышленность, что является естественным следствием политики превращения России в сырьевую колонию Запада.
      • Многие талантливые специалисты уходят в западные компании. И российские идеи чаще всего пристраиваются на Западе.
      • В 90-е-2000-е годы многие предприятия погибли. В целом ряде научно-исследовательских институтов располагаются торговые центры.
    • Крах изобретательства. Очень малое количество патентов.
      • Из доклада Всемирного Банка инновационная система России лежит в руинах . 5000 научных организаций, совокупным штатом в 900.000 человек, выдает на мировой инновационный рынок не более 40 патентов в год.

 

  • Нет уважения к труду учёных. Нет престижа профессии.
  • Минусы: Низовые инвестиции отсутствуют; основной потребитель национальных инновационных продуктов — правительство; университеты не ориентированы на исследования, фокусируясь на преподавании; наука традиционно была сконцентрирована в Академии наук.
  • Плюсы: Возможны в традиционно сильных в России областях (энергетика, космос, атом, ВПК). Сохранившаяся научная школа.
  • высококвалифицированных кадров все меньше, а высшее образование не ориентировано ни на стимулирование исследовательской активности, ни на потребности бизнеса.
  • Особенности обучения в российских вузах: много теории, широкая специализация. В европейских вузах: более практическая и узконаправленная специализация.
  • непрозрачность выбора Курчатовского института в качестве пилотного национального научного центра,
  • несовершенство процедур министерских госзакупок,
  • стагнация РФФИ.

 

  • Экономический бум до кризиса.
  • Принятие широкого ряда восстановительных мер в ответ на кризис, однако есть опасения, что этот пакет может усилить тенденцию к прямому вмешательству государства в экономику вместо проведения некоего вида институциональной реформы, необходимой для модернизации, в особенности в области НТИ.
  • Препятствия на пути сотрудничества и инноваций:
    • Слабые взаимосвязи между различными секторами.
    • Недостаточный уровень координации между ведомствами,
    • усложнённость административных процедур,
    • Слабые взаимосвязи между наукой, академической деятельностью и промышленностью.
    • Несбалансированность между эффективностью НТИ в стране и растущей массой финансовых ресурсов, предназначенных для НИОКР, но ревностно сохраняемых в рамках государственных научно-исследовательских учреждений, где они остаются вне досягаемости для промышленности и университетов.
    • Университеты играют незначительную роль в создании новых знаний: их вклад в ВРНИОКР до 7%. Только треть университетов ведут НИОКР, в 1995 г. – 50%.
    • Политика в области НТИ.
      • Задачи:
        • высокий уровень академической мобильности и сотрудничества,
        • радикальная модернизация профподготовки учёных и инженеров (старение: 40% исследователей – люди пенсионного возраста).
        • Приоритетный национальный проект «Образование» с 2006 г.
          • 84 университета, рассматриваемых в качестве центров передовых знаний, получили дополнительно примерно по $30 млн. на цели развития людских ресурсов, высококачественных НИОКР и образовательных проектов, а также на приобретение исследовательского оборудования.

 

  • Состоявшиеся учёные давно уехали. Сейчас продолжается отток на уровне студентов и аспирантов.
  • Необходимы структурные изменения. Тогда гораздо проще будет привлекать специалистов возвращаться в родную страну, чем создавать всё с нуля.
  • Мизерная зарплата научных сотрудников.
  • Огромные трудности, чтобы получить грант.
  • Кандидатам наук сложно найти работу по специальности на кафедре своих вузов.
  • Ранее: бюджетная «уравниловка», когда все вузы страны имели равный доступ к государственному финансированию.
  • многие институты и лаборатории существуют как балласт, который держится исключительно на прошлом признании.
  • Унизительно низкая зарплата учёного (около 12 тыс. руб.). Пока положение учёного в России будет таким же унизительным, талантливая молодёжь будет уезжать после защиты или уходить в другие структуры со сменой профессии.
  • Чтобы привлечь в страну из-за границы учёных высокого уровня (находящихся на постоянных позициях), необходимо обеспечить сопоставимое финансирование исследований. Создать хорошие условия для работы и предоставить достойный заработок.
  • На данный момент ни один российский вуз не входит даже в первую сотню лучших университетов мира. Это связано с отсутствием сильных лабораторий и следовательно — значимых публикаций мирового уровня в лучших журналах мира.
  • Только в случае организации сильных лабораторий при университетах или инновационных центрах с реальным финансированием, которые будут возглавляться учёными, имеющими имя и положение в научном мире, Россия сможет составить реальную конкуренцию лидерам (Гарварду, Кембриджу, Оксфорду и т.д.).

 

 

Тенденции:

  • Возрастание роли человеческого фактора как основного фактора экономического развития.
  • Для России: низкое качество и снижение уровня доступности социальных услуг в сфере образования. Серьёзным фактором, влияющим на развитие российского образования – демографическая ситуация, с 2000 по 2010 гг. численность школьников в РФ сократилась более чем на 40%. Прогнозная численность в РФ в 2013 г. может составить около 4,2 млн человек со снижением более чем на 40% по отношению к численности студентов вузов в 2009 г. (7,4 млн. чел.). Снижение численности контингента учителей и преподавателей (в профобразовании прогнозируется снижение численности профессорско-преподавательского состава на 20-30%.
  • Бессистемный характер работы с одарёнными детьми и талантливой молодежью.
  • По международной классификации наук, используемой ЮНЕСКО, за период с 1992 года примерно вдвое вырос удельный вес аспирантов, обучающихся в области права, социальных и экономических наук. Соответствующим образом существенно снизилась доля аспирантов, изучающих проблемы инженерных (технических) и естественных наук.

 

Проблемы:

  • Потеря престижности науки.
  • сохранение научных традиций и широкого спектра направлений научных исследований,
  • Из-за хронического недофинансирования в 90-е годы прошлого века оказалась подорванной система воспроизводства научных кадров,
  • Результат: абсолютное сокращение числа исследователей во всех государственных секторах науки и высшего образования, быстрое старение и изменение их качественного состава, нарушение преемственности научных и педагогических школ.
  • Мировой опыт организации науки свидетельствует о том, что потерю научных традиций, ученых высшей квалификации даже при благоприятных экономических условиях нельзя восполнить за короткий срок. Для создания полноценных научных школ необходимо 2-3 поколения.
  • За период 1990-2005 гг. численность персонала в НИОКР в России сократилась на 58%. В абсолютных цифрах наука потеряла более миллиона человек.
  • Резкий спад пришёлся на 1992-1998 годы, причём за период 1992-1994 гг. – спад исследователей на 40% относительно уровня 1991 года. Причины: резкое сокращение государственных расходов на НИОКР, а также бурное развитие финансового бизнеса, телекоммуникаций, предлагавших существенно лучшие условия оплаты труда для квалифицированного персонала.
  • Сокращение кадров в науке происходило за счет интенсивного перехода исследовательских и обслуживающих науку кадров в другие отрасли экономики и области занятости в России (внутренняя миграция), эмиграции исследователей за рубеж (утечка умов) и естественной убыли ученых старших поколений.
  • 1995-1998 гг. рост «внутренней миграции» кадров: переход в другие сферы, а части и совместительство, занимающее основную часть рабочего времени, неизбежно приводят к снижению квалификации ученого или ее утрате.
  • «Утечка умов»
    • Небольшая по сравнению с внутренней миграцией
    • специализация российских ученых, работающих за рубежом, относится к передовым и наиболее технологичным областям математике, физике, биофизике, вирусологии, генетике и биохимии, от которых во многом зависит социальный и технологический прорыв.
    • Причины оттока молодёжи из науки: молодёжь группа, наиболее уязвимая с социальной и экономической точек зрения.
    • Через 10 лет ситуация может оказаться катастрофической, т.к. отток усугубится очень глубоким демографическим кризисом.
    • реализуемый комплекс государственных мер по привлечению и закреплению кадров является недостаточным и не оказывает решающего влияния на позитивное изменение ситуации.
    • отсутствие до 2007 г. единой программы, поддерживающей научные исследования молодых ученых в период выбора ими жизненного пути, в первую очередь сразу после защиты кандидатской диссертации. Важнейшим элементом является привлекательность для молодежи карьеры исследователя. Необходимо осуществлять поддержку ученых и научно-педагогических коллективов, которые выполняют двойную роль: 1)  демонстрируют успешность профессии ученого и преподавателя, 2) осуществляют эффективную подготовку молодых научных и научно-педагогических кадров.
      • Системное решение проблемы: ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 гг.».

 

  • Нужны действенные правительственные инициативы по увеличению спроса частных компаний на R&D. Иначе растущее государственное финансирование может всё больше подменять деньги бизнеса, а не дополнять их. (ВШЭ)
  • Российское правительство действует в целом в русле общемировой научной политики, финансируя приоритеты и учреждая непрямые инновационные стимулы. Все требуемые трансформационные процессы уже приведены в действие, но требуется большая вовлечённость всех участников этих процессов. (ВШЭ)